?

Log in

No account? Create an account

Для меня фандрайзинг — это не только каждодневная работа, но еще и постоянный бой, в первую очередь за распространение информации о возможности кому-либо помочь. Если у тебя есть постоянный доступ к средствам массовой информации, этот бой превращается в развлекательную прогулку, а если у тебя есть только Фейсбук и Твитер, то борьба за жизни других людей сразу начинает напоминать Сталинградскую битву. Почему-то людям сложно нажать кнопочку репост в фейсбуке. Сложно сделать ретвит. Сложно нажать лайк. Не могу этого объяснить, просто приходится воевать с ними, упрашивать, действовать кнутом и пряником, добиваясь того, чтобы они помогали распространять информацию о помощи другим. А теперь представьте себе, что постоянно воюя за помощь другим, вы еще специально усложняете себе процесс и одеваетесь, скажем, в форму противника, и помимо своего главного боя вам постоянно приходится еще и объяснять союзникам, что вы свой, что вы воюете на их стороне, за них же, просто форма противника вам по тем или иным причинам удобнее. Представили? Ну вот это мои будни, примерно так я ощущаю себя в войне за инфраструктурное развитие российской благотворительности.

Если коротко, то, я решительно против сбора пожертвований на адресную помощь. Это не эффективно — стоит собрать деньги одному больному, как за ним сразу выстраивается целая очередь из других больных, собираешь еще миллион рублей или долларов на помощь всем последующим больным, а за ними уже выстраивается квартал людей,которым тоже нужны деньги, и ты продолжаешь без остановки собирать-собирать-собирать-собирать им деньги, а ситуация не меняется, дети как рождались больными, так и рождаются, как заболевали раком, так и заболевают, а ситуация как не менялась, так и не меняется, докторам как не платили нормальных зарплат, так и не платят, больницы как закрывали, так и закрывают, квот как не хватало, так и не хватает, короче, ничего не меняется. Смотреть на это мне просто больно. Не могу. А значит эту ситуацию надо менять. Вот я и пытаюсь.

И вот пытаешься собрать денег на обучение врачей, скажем, которые смогут много лет лечить детей в России, тех самых врачей, которых государство не считает необходимым знакомить с новейшими мировыми технологиями и практиками, а никто не хочет помогать, все хотят помогать только адресно, больным детям, и, в итоге, фонды собирают миллионы евро, отправляют детей в зарубежные клиники, а наши врачи как не умели делать эти операции, так и не умеют, и деньги уходят из России, и платим мы за здоровье наших детей зарубежным врачам. И это считается нормальным. Но не для меня. Я хочу чтобы наших детей не надо было отправлять в Европу или Америку или Азию, я хочу чтобы в любом областном центре могли сделать сложную операцию, чтобы любую болезнь не только лечили в России бесплатно, но еще и ПРЕДУПРЕЖДАЛИ ее развитие. Как это делают за границей. Вот поэтому я против адресной помощи.

Когда мне предложили принять участие в “Эстафете помощи”, совместном проекте Русфонда и ЖЖ, я, честно говоря, сначала сомневался. Мне было сложно решиться на ту деятельность, которую я пытаюсь изжить как факт. Ведь я стараюсь сделать так, чтобы адресная помощь была сведена к минимуму, чтобы в ней просто не было необходимости, чтобы помощь оказывалась профессиональными структурами, чтобы родители, у которых рождаются больные дети, получали помощь сразу, знали куда идти, не переживали — будут ли собраны деньги на лечение их детей, чтобы поддержка была непрерывной и постоянной. Но все же я решился принять участие в “Эстафете помощи”.

Решился, потому что, конечно же, адресная помощь — нужна. Точно так же, как нужна скорая помощь. Можно сколько угодно рассуждать о том, что больница в которой, по хорошему, должны проводить операции, не просто не работает, а лежит в руинах, но от самого факта отсутствия работоспособной больницы люди не перестанут болеть. То же самое и с адресной помощью. Я буду и дальше прикладывать все возможные усилия для поддержки и развития инфраструктурных благотворительных проектов благотворительности, но сейчас, вот прямо сегодня, нужна помощь ребенку. Больному, из бедной семьи, маленькому парню Артуру Давлатову из подмосковной Дубны.

Отец их с матерью бросил, алименты не платит, она без работы сидит дома (ухаживает за больным ребенком) получает от государства аж целых пять с половиной тысяч рублей пособия, живут на пенсию дедушки, который работает автомехаником в службе такси с зарплатой 23 тысячи рублей, и еще заботится о больной жене (бабушке Артура) у которой инсулинозависимый диабет и гипертония.

Артур появился на свет с помощью кесарева сечения на тридцать восьмой неделе беременности. На вторые сутки его жизни, мама Артура, Мария, узнала, что у ребенка спинномозговая грыжа и двусторонняя косолапость. Из роддома мальчика перевели в детскую городскую больницу (Люберцы). Через месяц Артура прооперировали (зафиксировали спинной мозг). После выписки из больницы они начали проходить врачей в поликлинике по месту жительства. Артур стал наблюдаться у невролога по месту жительства и в научно-исследовательском институте неотложной детской хирургии и травматологии (Москва) (НИИ НДХиТ). По поводу косолапости ортопед дал направление в московскую областную детскую ортопедо-хирургическую больницу (Москва) (МОДОХБ). Ножки удалось вывести в правильное положение, но в 2013 году случился рецидив косолапости, левая нога стала заворачиваться внутрь. Мария снова обратилась в МОДОХБ. К тому моменту врач, лечившая Артура, уволилась, и Артур попал на консультацию к другому доктору. Рекомендации врача сводились к тому, что необходимо в ортопедическом салоне заказать специальную обувь по гипсовому слепку. В салоне ортопед, делающий замеры, удивился и посоветовал найти хорошего специалиста и все-таки вылечить косолапость.

Поясню немного эту историю. Мальчик родился больным, его вылечили, но в четырехлетнем возрасте случился рецидив, болезнь на левой ножке вернулась. Доктор успешно вылечивший Артура в раннем детстве, уже не работал, а другой доктор лечить Артура, видимо, не захотел, а может и не смог из-за отсутствия необходимого образования, черт уже сейчас разберет. Он просто вынес свой вердикт, как бездушно выносят его судьи, прокуроры и прочие государственные люди — вылечить нельзя, живите так всю оставшуюся жизнь. Даже не попробовал вылечить, просто послал мать с больным ребенком делать специальную обувь в салон. И представляете, какого уровня был этот врач, если даже ортопед в обувном салоне, взглянув на ножку четырехлетнего Артура, сразу понял, что это совсем не безнадежный случай, что все можно поправить, что можно сделать мальчика полностью здоровым, можно подарить ему шанс на здоровую и нормальную жизнь, без насмешек, одиночества и боли.

И мама Артура продолжила поиски врача, и, конечно, нашла. Мария с сыном отправились в клинику современных медицинских технологий имени Н.В. Соловьева (Ярославль) на консультацию к доктору Максиму Александровичу Вавилову, одному из первопроходцев лечения в России врожденной косолапости методом Понсети. Доктор Вавилов прошел обучение в США и успешно практикует этот метод в России с 2006 года. И он согласился вылечить Артура. И это лечение платное. И за этой помощью мама Артура обратилась в РусФонд. Стоимость лечения для маленького Артура — 155 000 руб.


Думаю, что примерно столько потратит одна семья из трех человек на новогодний отдых где-нибудь на европейском курорте. Либо не потратит, а поможет. А если таких семей будет 10, то и на отдых всем хватит, и на помощь. Было бы здорово, если бы несколько семей объединились и помогли Артуру Давлатову из подмосковной Дубны, и его семье. Было бы здорово, чтобы новый год Артур, его мама и бабушка с дедушкой встретили, зная, что в 2014 году все у них будет хорошо.

Помочь Артуру рублём, долларом, кредитной картой, банковским переводом, смской, яндекс.деньгами, вы можете на сайте РусФонда. А если не можете помочь деньгами, помогите репостом. Для вас это не стоит ничего, а для него это шанс на счастливую жизнь.




Столичные автомобилисты нашли способ не платить за парковку

Ноу-хау

У автовладельцев Москвы, не желающих платить за парковку, больше нет надобности закрывать номера своих авто бумагой. Как стало известно Smixer.ru, найден более цивилизованный способ скрыть номер от видеофиксатора «Паркон» и не получить ненужный штраф.

Напомним, после введения платной парковки в центре Москвы и начала автоматической фиксации нарушений, многие автомобилисты пошли на маленькую хитрость. Они стали прикрывать бумагой или другими подручными материалами номерные знаки своих авто.

Данный способ, несмотря на всю его эффективность, имел свои недостатки: во-первых, он был незаконным, а во-вторых, ставил в невыгодное положение и раздражал законопослушных граждан, которые за парковку платили. И вот теперь появился новый, 100%-й метод, благодаря которому стало возможным и номер ничем не накрывать, и за парковку не платить.

Открыли метод химики-автолюбители из наукограда Королев.
Они выяснили, что камера видеофиксатора «Паркон» не определяет символы на номерном знаке автомобиля, если их натереть мазью от геморроя «Геморзол».

Дело в том, что в составе этой мази содержится активный элемент прокторин, который помимо целебных свойств, применяемых в медицине, обладает качествами сильного светового фильтра для любой оптики. Поэтому буквы и цифры номерного знака, смазанные этой мазью, оставаясь видимыми для человека, становятся абсолютно неразличимыми для видеофиксатора «Паркон». На кадрах они будто сливаются с фоном.

Фрагмент видеосъемки «Паркона». Номер автомобиля обработан «Геморзолом», а потому неразличим:



«Нанесите небольшое количество «Геморзола» на задний номер транспортного средства, — советуют специалисты. — Равномерно разотрите мазь по всей поверхности. Подождите 2-3 минуты. Всё. Теперь можно не платить за стоянку и не бояться штрафов. Ваш номер невидим для видеофиксатора».


Большинство столичных автолюбителей с воодушевлением восприняли новую методику. Корреспонденты нашего издания опросили нескольких из них.

Владимир М., фотограф:
«Я люблю фотографировать центр Москвы, и раньше мне довольно много приходилось платить за парковку. Теперь я просто мажу задний номер мазью от геморроя «Геморзол» и не опасаюсь, что мне придет квитанция о штрафе».

Юрий Копылов, менеджер по продажам:
«Раньше это был сплошной геморрой. Чем только не приходилось завешивать номер, чтобы не платить. И газетами, и тряпками. Но теперь, благодаря этому эффективному средству, я просто мажу номер и иду».

Натан Львович, инвестор:
«Я умею считать деньги и привык тратить их рационально. Тюбик «Геморзола» стоит 70 рублей, а его хватает минимум на 10 парковок. Это 86% чистой экономии».

Елена, домохозяйка:
«Теперь у меня всегда в бардачке и багажнике припасено несколько упаковок «Геморзола».

В фармацевтической компании, производящей «Геморзол», оперативно отреагировали на новые запросы рынка. И уже совсем скоро в аптеках Москвы появятся препараты «Геморзол-Плюс» и «Геморзол-Айс». Первый сможет защищать номерной знак на 3 дня дольше обычного. Второй — устойчив к заморозкам и предназначен для использования в зимнее время года.


Источник

[reposted post] С днём защитника Отечества!

Ну что, защитники! Не разучились ещё Калаши собирать? Время пошлО! =)

1. Где вести блог?

Конечно же в ЖЖ! Он уникален. Сервис не требует регистрации для просмотра записей и в нем легко ориентироваться случайному читателю. Очень привычно и удобно организованы посты, а их ежедневное количество самое большое среди всех русскоязычных блогохостингов.

Картинка для привлечения внимания

Read more...Collapse )